Булгаковские мистерии. «Мастер и Маргарита» в контексте русской классики Очерки по мифопоэтике. Часть III. Алла Арлетт Антонюк

Чтение книги онлайн.

Читать онлайн книгу Булгаковские мистерии. «Мастер и Маргарита» в контексте русской классики Очерки по мифопоэтике. Часть III - Алла Арлетт Антонюк страница

Булгаковские мистерии. «Мастер и Маргарита» в контексте русской классики Очерки по мифопоэтике. Часть III - Алла Арлетт Антонюк

Скачать книгу

      Булгаковские мистерии

      «Мастер и Маргарита» в контексте русской классики Очерки по мифопоэтике. Часть III

      Алла Арлетт Антонюк

      Опять беру чернильницу с бумагой

      И стану вновь я песни продолжать.

Пушкин А. С. «Тень Фонвизина» (1813)

      © Алла Арлетт Антонюк, 2019

      ISBN 978-5-4496-4728-3 (т. 3)

      ISBN 978-5-4496-4729-0

      Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

***

      «Зачем же ты пришел…?»

Ф. М. Достоевский. «Братья Карамазовы»

      Увидеть вздумал мир земной.

А. С. Пушкин. «Тень Фонвизина» (1815)

      Часть 1. Таинственный визитер

      Неузнанный Христос и неузнанный Антихрист

***

      Уедем в те края,

      Где мы с тобой не разлучаться сможем…

Ш. Бодлер«Приглашение к путешествию» (1853)

      В обитель дальную трудов и чистых нег.

А. С. Пушкин. «Пора, мой друг, пора!» (1834)

      Глава 1. Москва – Рим – Иерусалим

      Мистическое путешествие Мастера и Маргариты

      Мессия и римский прокуратор Понтий Пилат

      в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита»

      Ненавидимый прокуратором город…

М. Булгаков. «Мастер и Маргарита» (гл. 19)

      В последней главе своего романа «Мастер и Маргарита» Булгаков создает необыкновенную космогоническую картину потустороннего пейзажа и рисует путешествие своих героев на фоне этого грандиозного пейзажа с его хрупким равновесием, готовым разрушиться даже от человеческого голоса: «Вдруг пронзительно крикнула Маргарита… и от этого крика сорвался камень в горах и полетел по уступам в бездну, оглашая горы грохотом» (гл. 32).

      Этот необозримый мир Преисподней в виде бездонной пропасти, разверзнувшейся где-то прямо под Иерусалимом (Ершалаимом) тысячи и тысячи лун назад, как и дантовский ад, населен у Булгакова грешниками. Маргарита видит там «тень» Понтия Пилата, которого вот уже около двух тысяч лет там – в аду – терзает бессонница, когда приходит полная луна, мучая не только его самого, но и его верного пса. Понтий Пилат мучается за трусость – самый тяжкий грех в том аду, который создан Булгаковым аналогично дантовскому. Верный пес не виновен, но вынужден тоже страдать вместе со своим хозяином. Созерцая эту картину ада, Маргарита хочет просить за Пилата, как она просила за Фриду, но повелитель «теней» – Воланд, дьявол и антихрист, только смеется – совсем как у Пушкина в его «Набросках» декабря 1821года (предположительно к замыслу о Фаусте – этой новой версии Фауста и Маргариты, задуманной Пушкиным, но так и оставшейся лишь в черновиках):

      Вдали тех пропастей глубоких,

      Где в муках вечных и жестоких…

      ……………………………………

      …где <грешника> внимая стон, —

      Ужасный сатана хохочет.

А. С. Пушкин. «Наброски к замыслу о Фаусте» (1821)

      Всегда чутко улавливающий мотивы Пушкина, Булгаков и в своем романе рисует аналогичную пушкинской картину ада, помещая своих героев в трансцендентное («пятое измерение») – «вдали тех пропастей глубоких». Картина ада, созданная им в «Мастере и Маргарите» в эпизоде в аду, действительно сродни пушкинской. Здесь Маргарита тоже «внимает стон» грешника Понтия Пилата (терзающегося «в муках вечных и жестоких») и взывает к милосердию дьявола Воланда.: «Отпустите его <грешника Понтия Пилата>, – просит Маргарита крича, и от ее крика рушатся скалы, и нельзя сказать, был ли это грохот падения или грохот сатанинского смеха. Как бы то ни было, Воланд смеялся, поглядывая на Маргариту. – Повторяется история с Фридой? – сказал Воланд, – но Маргарита, здесь не тревожьте себя. Все будет правильно, на этом построен мир» (гл. 32).

      Так на чем же простроен мир у Булгакова? На какой тайне, которой не знает Маргарита?

      Смерть примиряет у Булгакова всех и вся. В созданной им «розе миров», представленной в этой космогонической картине, встречаются у него все герои, все эпохи, все зло и все добро на земле. Мастер и Маргарита видят под собой и Небесную Москву («город с монастырскими пряничными башнями, с разбитым вдребезги солнцем в стекле», который «соткался» позади них), и впереди – Небесный Иерусалим (Ершалаим): «Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся

Скачать книгу